ОТПРАВИТЬ НАМ ВОПРОС

ОТПРАВИТЬ НАМ ВОПРОС





+7 495 531 68 86 
 
e-mail: schule@mawi-group.ru
e-mail: consulting@mawi-group.ru
 

 

По следам предков

24.02.2016

Имена и фамилии

Сам архивариус этого многочисленного дворянского рода ничего не знал о Бернгарде и соответственно ничего не нашел на огромнейшем родословном древе, которое он неустанно обновляет. Но наше письмо взбудоражило многих фон Платенов и один из них отыскал в своем архиве сведения о пропавшем без вести офицере-родственнике в смутное время Семилетней войны. Так появилась еще одна веточка на родословном древе, правда, «тупиковая»: колонист и учитель Бернгард фон Платен не оставил потомства. Зато изложил историю своего переселения в Россию в стихотворной форме и стал первым автором в литературе российских немцев.

В современной Германии мало профессиональных исследователей, занимающихся генеалогией. Занятие это трудоемкое, и не всегда оправдываются затраты. Это чаще всего удел энтузиастов. Как известно, найти в средневековых архивах нечто существенное можно только о людях, совершивших нечто значимое, а это, прежде всего, короли, дворяне, церковнослужители. А простой народ жил в деревнях и городах, где каждый каждого знал по имени. Фамилий тогда вообще не было.

С развитием рыночных отношений, люди отправлявшиеся по делам в города и веси, получали к имени дополнительное прозвище, указывавшие на место их происхождения, род занятий или особые качества. Так появились фамилии большинства простолюдинов. Эти фамилии передавались детям. Однако до конца XIX века (до появления словаря Дудена) в немецких землях писали, в основном, так, как говорили и слышали, поэтому в разных землях написание одной и той же фамилии могло быть иным.

В XVI веке в католических и евангелических церквах появились церковные книги. Поэтому успешные изыскания в области генеалогии возможны именно до этого времени. В церковные книги заносили данные о крещении (часто идентичные с датой рождения), бракосочетании и смерти человека. Записи делали не в алфавитном порядке, как сейчас, а по мере свершения событий и там, где в книге было свободное место.

При крещении записывали имя ребенка, отца и крестного, девичья фамилия матери умалчивалась. Девичьи фамилии упоминались лишь в записях о бракосочетании. Свадьбы в те времена обычно проводили по месту жительства (рождения) невесты, поэтому в тамошней церковной книге и делали соответствующие записи. Кто из нынешних исследователей не знает этих тонкостей, тот быстро может зайти в своих поисках в тупик.

От списков и грамот – к фамильному древу

Другими свидетельствами являются грамоты о наследовании какой-либо собственности. Здоровых юношей регистрировали в рекрутских списках. В евангелических местностях Германии в XVIII веке были популярны поминальные речи, которые зачитывались пасторами на похоронах. В них обобщались сведения об усопшем. Листки с этими речами обычно отдавали близким покойного.

Тридцатилетняя война (1618-1648) нанесла непоправимый урон немецким городам и селениям. Многие архивные материалы погибли в огне. Поэтому для большинства исследователей поиск заканчивается этим периодом. Дворяне, как правило, спасали личные документы, поэтому их родословные можно проследить и в более ранние времена. Сохранились многие списки богатых бюргеров, а также студентов университетов (с указанием фамилии каждого, его возраста и происхождения). Лишь в начале XIX века в германских государствах, оккупированных Наполеоном, стали регистрировать всех жителей.

Во многих церковных книгах второй половины XVIII века можно найти записи о бракосочетании пар, завербовавшихся на переселение в Россию. Также сохранились списки большинства из тех, кто отправился туда сухопутным или морским путем, списки тех, кто прибыл на место будущих колоний (см. книги К.Штумппа и И.Плеве), не говоря уж о том, что в российских архивах есть материалы всех ревизий, проводившихся там в XIX веке, и сельскохозяйственной переписи 1917 года.

Данные по XX веку собрать легче – можно опросить современников. Так, Филипп Линдт (1931 г.р.) из алтайского села Подсосново воссоздал родословное древо своих родителей – отца Филиппа (1902 г.р.) и матери Амалии (1907 г.р., в девичестве – Шрайбер). Его древо включает шесть детей, более двадцати внуков и большое число правнуков родоначальников рода подсосновских Линдтов. В результате кропотливого труда получился плакат с огромным древом и множеством фотографий всех членов большой семьи Линдт, живущих в разных уголках Германии.

Бабушка-исследователь

В определенном возрасте каждый человек задается вопросом, кто его предки. Ответить на него нелегко. Многих наших земляков это подталкивает заглянуть в книгу Карла Штумпа со списками переселенцев из Германии в Россию (Dr. Karl Stumpp „Auswanderung aus Deutschland nach Russland“). Так было и на выставке Землячества немцев из России в Лаатцене под Ганновером, где любопытным часто спешила на помощь Магдалена Штихилас, член местной группы Землячества. Она на общественных началах опекала выставку. Ее помощь была особенно важной, потому что Магдалена Штихилас, урожденная Николас, уже много лет занимается составлением своего генеалогического древа.

Родилась Магдалена в 1942 г. в селе Мангейм под Одессой и мало что помнит о военной и послевоенной поре. Но тем более ей хотелось знать все то, что пережила ее семья, российские страницы которой начались в 1808 г. Свой порыв она объясняет большой любовью к родителям и всем тем, кто имеет отношение к их большому роду. Сегодня ее изыскания насчитывают несколько томов. Судя по красочным родословным древам с фотографиями, насчитывается уже 162 потомка ее большой семьи. Наряду со всеми племянниками родословные книги получат и все носители фамилии Николас. «Я это сделаю с большим удовольствием и бесплатно для каждого из них», - говорит Магдалена Штихилас.

«Я много знала из рассказов родителей, – вспоминает она. - Но это надо было еще изложить на бумаге. Кроме того, не хватало данных по периоду переселения из Германии в Россию». В течение шести лет М.Штихилас опрашивала всех родственников, в том числе и тех, кто живет в Америке. Так она познакомилась со многими «приятными людьми», которые ей во многом помогли.

Зачем «бедному» переселенцу родословное древо? Как известно, каждому российскому немцу, прежде чем переехать на историческую родину, приходится доказывать свою принадлежность к немецкому этносу (соответствующая запись о национальности, религия и знание немецкого языка). И не только поэтому. Например, когда внучка Магдалены − Рената Штихилас училась в пятом классе, одноклассники часто называли ее «русской», поскольку ее родители из Казахстана. Девочка родилась в Германии и по-русски не говорит. К этому времени ее бабушка уже составила родословную. И когда однажды классный руководитель высказал сомнение в немецком происхождении Ренаты, на помощь пришли книги бабушки!

Магдалена Штихилас продолжает поиски своих корней. В архиве Бессеринга она нашла данные по материнской линии о семьях Рипплингер и Функ, вплоть до 1600 г. По отцовской линии о семьях Николас и Броссард она собрала подробную информацию в архиве Шпайера. Итоги ее изысканий отразились в семейной родословной книге, а также в документальном фильме.

Иосиф Шлейхер, Бергиш Гладбах

ИСТОРИИ ПЕРЕСЕЛЕНЦЕВ
НЕМЕЦКИЙ ЯЗЫК

 

РЕКЛАМА
КУРСЫ НЕМЕЦКОГО

Откройте для себя немецкий. Курсы немецкого языка в Москве!